- Reset + PDFPrindi

Aastalõpuintervjuu, ETV+

30.12.2017

President Kaljulaid rääkis lõppevast aastast, Eesti poliitilise kultuuri hindamisest, kodakondsuspoliitikast, Eesti Euroopa Liidu Nõukogu eesistumise tulemustest, suhetest omavalitsustega ja kahepoolsetest suhetest Venemaaga.

Председательство Эстонии в ЕС, успехи

"2017 год был для Эстонии успешным годом. Эстония выступила в роли председателя совета Европейского Союза, и наши партнеры по достоинству оценили наше председательство. Знаете, почему? Потому что мы не боялись работать с теми файлами, результат работы с которыми, возможно, не всегда больше всего обрадует именно жителей Эстонии. Есть компромиссы, которые нам нужно принять, даже если они не принесут Эстонии больших успехов – например, директива о командированных работниках. Нашу работу высоко оценили еще и потому, что мы очень хорошо подготовились технически, и здесь я хотела бы поблагодарить всю команду – Мати Маазикаса, Каю Таэл, Клена Яаратса, Пирет Лиллевяли и других наших сотрудников, которые и после смены правительства были готовы взять уже подготовленные файлы и разъяснить политикам и министрам, какая работа им предстоит. Это была очень большая работа. Я очень рада, что члены правительства тоже понимали, насколько эта работа нужна Эстонии. И я даже подозреваю, что, на самом деле, в ходе председательства довольно многим из них эта работа стала нравиться. Надеюсь, что и в дальнейшем Эстония будет проявлять в международных отношениях большую активность, чем раньше".

Беспокойство из-за быстрого роста зарплат, батальон НАТО

"Важно также то, что у жителей Эстонии в уходящем году была работа, и зарплаты продолжили расти. И если мы вернемся на год назад, то лично у меня вызывал беспокойство тот факт, что зарплаты растут очень быстро, но инвестиции в деятельность предприятий остаются невысокими. Таким образом, была опасность, что нехватка рабочей силы будет расти, и наши предприятия не смогут пережить это повышение зарплат – особенно потому, что при этом падала прибыль. Но сейчас мы видим, что этого не произошло. Напротив, поскольку внешняя среда этому благоприятствует, инвесторы вновь стали вкладывать средства в бизнес. Выросли зарплаты, снова выросла прибыль предприятий. Это показывает, что наша экономика растет, но не раздувается. Это очень важное событие для Эстонии.

И, разумеется, для маленького народа в бурно развивающемся мире важно также то, что мы можем чувствовать себя в безопасности. В этом году в Эстонию прибыл батальон НАТО, и это внушило нам уверенность и убежденность в том, что блок НАТО способен делать то, что делал всегда – защищать всю свою территорию".

Проблема низких зарплат, бедность

"У нас повышается не облагаемый подоходным налогом минимум. Конечно, это еще не решает проблему низких зарплат, но это важный шаг. Я точно так же могу сказать, что мне не хотелось бы, чтобы кто-то в Эстонии рос в бедности. Но у нас очень хорошая система детских пособий, и наши жители с низким доходом, по крайней мере, могут быть довольны тем, что, независимо от их дохода, их дети все-таки получают хорошее образование. Я была бы очень рада, если бы наши органы местного самоуправления не тратили свои ограниченные ресурсы на то, чтобы слишком много говорить о своей деятельности, а тратили больше средств, например, на поддержку нуждающихся людей, людей с ограниченными возможностями, живущих в их регионе. Я была бы очень рада, если бы в Эстонии уже сейчас больше обсуждали, что мы станем делать с деньгами из новой бюджетной перспективы Евросоюза, и о том, что мы не станем делать с этими деньгами, а также о том, что мы не станем делать с деньгами из нашего бюджета, когда ресурсы Евросоюза уменьшатся. Но я надеюсь, что у нас еще будет время провести эту дискуссию. И так далее.

Я вижу очень много проблем, точно так же, как их видят другие люди, как видит Урмас Вильма. Но разумно будет посмотреть, что мы можем сделать. В мире нет ни одной страны, где люди не беспокоились бы из-за того, что на минимальную зарплату нельзя прожить, нельзя снять квартиру в столице. Даже при средней зарплате возможности людей достаточно ограничены. Эти проблемы есть везде. Но важно держаться вместе и поддерживать друг друга, и чтобы люди сами замечали серьезные проблемы вокруг себя. Чтобы мы не проходили мимо, если кому-то больно, если кого-то обижают. Чтобы мы звонили, если из соседней квартиры раздаются крики. Чтобы мы обращали внимание, когда на автобусной остановке лежит человек – возможно, он не спит, а ему стало плохо. Чтобы старшеклассники в школе замечали, что кого-то из малышей притесняют, и приходили бы на помощь. Это мелочи, благодаря которым каждый из нас может немного улучшить жизнь в нашей Эстонии.

Нужно все-таки всегда добавлять, что [часть населения живет] в относительной бедности. В мире есть гораздо более страшная бедность".

Люди с ограниченными возможностями, сила органов местного самоуправления

"Разумеется, это проблема, когда люди не могут позволить себе здоровое питание, когда людям сложно собрать детей в школу. Но нужно посмотреть и на то, где мы были 26 лет назад, и каковы нынешние возможности нашей страны в сфере поддержки беднейших слоев населения. Меня больше всего беспокоят люди с ограниченными возможностями. Я надеюсь, что сейчас, когда административно-территориальная реформа завершена, каждый орган местного самоуправления найдет время, желание и возможности обеспечить им такую «подушку безопасности», которая нужна им, чтобы жить в нашем обществе наравне с другими людьми. У них есть эти способности и право, но я знаю, что органы местного самоуправления оказывают нуждающимся очень разные услуги. Я надеюсь, что у нас появятся более сильные органы местного самоуправления, которые захотят и станут заниматься вопросами, незаметными в Таллинне – ведь из Таллинна не видно, в чем больше всего нуждается человек".

Кибератаки, ИД-карты

"После кибератак 2007 года Эстония оказалась в лучшем положении в том смысле, что весь мир понял, что где-то есть страна, на которую можно совершать электронные атаки, потому что там оказывают электронные услуги. Точно так же этот случай преподал очень важный урок нам самим: для жителей Эстонии уже недостаточно, когда страна общается с ними по электронным каналам, а если что-то случается с электронными системами, то начинают пользоваться аналоговыми, то есть, бумагой. Теперь мы должны быть готовы к тому, что существуют и альтернативные электронные методы, то есть, работает какая-то другая модель. Парадоксально, что именно в тот момент, когда пользоваться электронными государственными системами стало невозможно, так как доступ был закрыт из-за угрозы безопасности, люди поняли, как же им не хочется идти в Департамент полиции и погранохраны, тратить на это час или пару часов. В то же время, все граждане более зажиточных по сравнению с Эстонией западных стран привыкли, что, если вы хотите, например, снять машину с учета или поставить ее на учет, нужно брать целый выходной. Вы тратите целый день на решение этого вопроса и возню с бумагами. Так что мы кое-что узнали о себе, мы доказали себе, что мы – действительно электронное общество, а остальному миру показали, что мы приспособились, ведь есть и другие страны, где сертификаты ИД-карт были закрыты, и закрыты они по сей день. Потому что выяснилось, что этими сертификатами, на самом деле, никто не пользовался. Люди еще не привыкли пользоваться электронными услугами, а если кто-то и привык, на это особо не обращают внимания. Для нас это была очень большая проблема, и я хочу поблагодарить специалистов, которые сумели быстро ее решить.

Считаю, что не молчала, сказав, что мы разрешили этот кризис на четыре с плюсом. Я считаю, что, упомянув в нескольких речах, в том числе, связанных с председательством Эстонии, эту угрозу безопасности, и показав, как мы ее преодолели, как мы учились и как мы поняли, что не можем вернуться назад к бумагам, я взвешенно выступила за то, чтобы вера в наше электронное государство не пропала. И сегодня я вижу, что вера в электронное государство действительно не пропала. Следовательно, мы все успешно преодолели этот кризис".

Сексуальный скандал, Таави Рыйвас

"Я не знаю обстоятельств. Таави Рыйвас знает обстоятельства, и вторая сторона - тоже. Важно то, что Таави Рыйвас ушел в отставку с поста вице-спикера парламента, это я уже говорила и могу повторить сейчас. Было ли этого достаточно? Это должны решить его избиратели. Что касается домогательств, то, к счастью, за эти полгода, было довольно много разговоров о поведении в рабочей среде, в жилой среде, в автобусе. И я очень рада, что вслед за словами, которые я сказала 24 февраля, в этом обществе начала ломаться и рушиться какая-то стена, которая не давала жертве выйти и сказать: «Эй, меня бьют, меня притесняют». Думаю, сейчас не найдется никого, кто стал бы высмеивать эту тему – домашнее насилие, которое представляет для нас большую проблему.

Вообще насилие в обществе – это большая проблема для нас. Кампания #metoo делает то же самое еще с одной проблемой, которая уже долго существует в обществе, и с которой сталкивается множество женщин. И я считаю, что если мы оглянемся на полгода назад и представим рабочую ситуацию, в которой кто-то занимается своей работой, а кто-то смотрит на него таким взглядом, каким мы не хотели бы, чтобы на нас смотрели, то если полгода назад кто-то сказал бы, что это некрасиво, то ответом на это, скорей всего, стала бы еще более наглая ухмылка. Сейчас этого точно не произойдет. И это показывает, что эта стена точно так же начинает рушиться. У людей появляется больше смелости встать и сказать: «Не делай так, мне это не нравится». Это и есть то, что мы на самом деле хотим сказать всеми этими акциями и дискуссиями. Эти дискуссии нужно вести, они очень важны, потому что на работе, в школе все должны чувствовать себя в безопасности.

Все подобные ситуации, где кто-то стал жертвой домогательства, раньше часто приходилось проглатывать, ведь человек не нашел бы понимания этой проблемы в обществе. Но теперь, благодаря компании #metoo, ситуация меняется. Конечно, и здесь всё должно утрястись, потому что где все-таки проходит граница? Ведь близкие отношения как-то должны начинаться. Дружелюбный вопрос: «Ты пойдешь со мной на свидание?», даже если его задают в рабочей среде – это тоже домогательство? Сейчас мы этого не знаем, и ведутся обсуждения".

Михаил Корб, который заявил, что не поддерживает членство Эстонии в НАТО

"Политик сам взял на себя ответственность и подал в отставку. Зачем злорадствовать? Он сам понял, что что-то пошло не так. Я выступаю за членство Эстонии в НАТО. Я так поняла, что он тоже, на самом деле, выступает за членство Эстонии в НАТО. Курс Эстонии в области внешней политики и политики безопасности в период работы нынешнего правительства остается точно таким же, каким был во время работы предыдущих правительств. У нас здесь царит консенсус. Наши расходы на оборону тоже остаются на высоком уровне. Мы принимаем у себя батальон НАТО и вкладываем в это несколько десятых процента свыше обязательных двух процентов. То есть, мы вкладываем в оборону очень много ресурсов. И эта деятельность сейчас продолжается".

Мнение президента, сущность представительной демократии

"Отдавая себе отчет в том, что я не всегда могу повлиять на решения, которые принимает правительство, я решила, что буду выражать свою точку зрения во всех сферах политики, даже в тех, где у президента, на самом деле, нет права что-то решать. Я просто верю, что смысл таких дискуссий, такой, можно сказать, консультирующей деятельности в том, что избиратель видит, что важно, на что нужно обратить внимание. Перед выборами я довольно много посещала школы и провела открытый урок обществоведения, который показали по телевидению. Именно затем, чтобы и молодежь понимала, что сущность представительной демократии – это следить, чтобы люди, которые хотят быть избранными, думали так же, как и вы, и предлагали приемлемые для вас решения. С одной очень важной оговоркой – попробуйте на минуту забыть, кто вы, и представьте, что на следующее утро вы проснетесь кем-то другим, и вы не знаете, кем".

Русская культура в Эстонии, Достоевский

"Во-первых, русская культура, разумеется, значительно больше, чем то, что делают здесь, в Эстонии. Я очень рада, что и здесь существует русскоязычная культура. Все крупные культуры обогащают мировоззрение друг друга, и всегда это делали. Кроме того, например, читая, книги современных писателей, мы лучше понимаем все эти общества. Я считаю, что это чрезвычайно важно – через призму культуры видеть, что думают люди.

Всегда, когда я думаю, например, о русскоязычных людях, живущих здесь, то мне приходят в голову довольно старые произведения. Произведения Лермонтова, Пушкина, Есенина, Анны Ахматовой. Знаете, почему? Потому что на мировоззрение тех людей, с которыми мне выпала честь вместе работать - русских, белорусов или украинцев по национальности -, и сегодня влияют русские писатели-классики. Иногда я в шутку говорю, что в остальном мире, очевидно, не бывает таких водочных бутылок, на обратной стороне которых была бы какая-то цитата, например, из Достоевского. Но я помню, как здесь, в период смены столетий, в свободное время, где-нибудь в летние дни мои коллеги с Ируской электростанции доставали бутылку, на обратной стороне которой были цитаты из Достоевского. Мне кажется, что это свойственно русскому народу, и очень здорово, что все эти инженеры читали тех же классиков. Конечно, я не хочу сказать, что они напрямую использовали это в своей работе, но я видела, что литература, которую они читают, влияет на их менталитет. И это очень здорово".

Русскоязычная пресса, ETV+

"Я читаю русскоязычную газету «Постимеэс», в том числе, чтобы улучшить свое знание языка. Честно говоря, за другим русскоязычными изданиями я ежедневно не слежу, но я давала интервью телеканалу «Дождь» и другим телеканалам, и с удовольствием буду делать это в дальнейшем. Но мне очень грустно, что сегодня не все информационные каналы на русском языке относятся к свободной журналистике. Очень важно, чтобы мы могли распознать пропаганду. Но знаете, что еще важнее? Чтобы мы не отвечали на пропаганду пропагандой, а все-таки распространяли взвешенную информацию. Это делает и телеканал ETV+, причем делает хорошо.

Иногда я слышу вопрос, почему ETV+ не ведет активную борьбу с идеями, которые распространяют русские пропагандистские каналы? Я считаю, что это правильно, когда на телевидении озвучивают и анализируют все мнения. Потому что мне кажется, что если в стране можно спокойно выразить все мнения, не боясь никаких репрессий, это признак сильной и свободной страны. Мне кажется, что в соседней стране это не всегда так. Думаю, что все неэстонцы в Эстонии очень хорошо понимают, что в нашей стране они могут свободно мыслить, точно так же, как и все эстонцы. То, что мы можем свободно мыслить, очень важно. Это одна из тех вещей, о возвращении которых мы мечтали в эпоху советской оккупации. И в нашей стране никто никогда не станет ограничивать ничью свободу мысли".

Свобода слова, Сталин

"Я не верю, что сейчас родители ребенка из старшей детсадовской группы или школы вынуждены говорить ему: «Тебе нельзя высказывать свои мысли вслух». В Советском Союзе мышление массово подавлялось, и хуже всего, что это касалось даже очень молодых людей. Мама и бабушка говорили так, опираясь на свой горький опыт – моя бабушка девять лет провела на никелевых шахтах Норильска, потому что Сталин решил, что она участвовала в антисоветской деятельности. Поэтому и мне приходилось расти с мыслью, что нужно быть тише воды, ниже травы. Никогда нельзя говорить на людях то, о чем мы говорим дома, то, что ты думаешь. Такой ситуации в Эстонии больше нет".

Отставка Корба, политтехнологический маневр

"Никто не говорил ему, что он должен покинуть правительство. Он обсудил этот вопрос со своими коллегами в правительстве, и их вопрос состоял в том, не будет ли разумно в сложившейся ситуации выйти из состава правительства, и затем разъяснить, что министр все-таки поддерживает членство в НАТО – которое, насколько я понимаю, он поддерживает. Это политтехнологический маневр. Так он и поступил. И, на мой взгляд, у этого решения нет ничего общего со свободой слова. Никто не сказал, что Михаил Корб не должен так говорить. Никто не сказал, что Михаил Корб не должен так думать. Люди спрашивали, хотим ли мы, чтобы у нас был такой министр. Очевидно, премьер-министр и его коллеги услышали это вопрос, и у нас нет такого министра. Но никто не отбирает у Михаила Корба право считать всё, что он хочет.

Я говорила, что если в Эстонии вы скажете, что Крым принадлежит России, то вас за это не репрессируют. Я не считаю, что Крым принадлежит России. Но я прекрасно понимаю, что есть люди, которые считают, что Крым входит в состав России. Важно то, что в нашей стране вы можете выражать оба мнения, и за этим не последует никаких репрессий. Не будем путать, например, поддержку избирателей с прямыми репрессиями. Это очень разные вещи".

Русский язык, дети

"Если возникает необходимость, то, конечно, говорю [на русском]. Но в этом и состоит разница. В Эстонии один государственный язык, в Эстонии одна государственная языковая политика. Причина в том, что этот кусочек земли и этот миллион людей – единственные носители эстонского языка и культуры. Для нас очень важно, чтобы эстонский язык и культура сохранились даже тогда, когда в нашу страну будут приезжать люди из других стран. А они приезжают, и из очень многих стран мира. Очень важно, чтобы мы уже в раннем детстве смогли привить людям хорошее знание языка. Мои дети говорят на трех языках, а теперь мой сын, которому уже 13 лет, учит в школе четвертый язык. Он говорит, что это очень сложно по сравнению с тем, как он осваивал языки в яслях и детском саду. И поэтому я считаю, что все дети, которые ходят в детский сад в Эстонии, в семь лет выбирали между имеющимися на сегодняшний день эстонской и русской школой, исходя из чего-то другого, но только не из того обстоятельства, что они просто не знают эстонского".

Люди, мнение которых влияет на президента

"Я могу назвать нескольких. Дарья Саар, Артемий Троицкий, Роман Довгань. Мне сразу приходят на ум эти три человека. Русские, которые определенно повлияли на мои мысли в этом году.

Я каждый день общаюсь со многими людьми разных национальностей. И для меня гораздо важнее то, как они думают, чем их культурное пространство. Я никогда не думаю, что я услышала что-то от русского или эстонца. Я думаю, что самые интересные мысли, например, касающиеся Нарвы, я слышала от людей здесь, в Таллинне, на сцене театра Vaba Lava, или встречаясь с ними в Нарве".

Россия, Владимир Путин

"Меня очень беспокоит, что рядом с нами находится страна, которая не ценит собственную подпись на международных соглашениях и которая использует современные методы для того, чтобы вмешиваться в демократические процессы других стран. И мы видим это издалека – отсюда, и из США, если мы посмотрим слушания в Конгрессе. Из этого вытекают очень серьезные вещи. Президент Франции Эммануэль Макрон, стоя на крыльце Елисейского дворца, сказал Владимиру Путину: «Вы сделали это». Французская пресса не использовала этот материал, но это не значит, что этого не было. Точно так же перед другими крупными выборами страны беспокоятся и считают нужным делиться со своими гражданами беспокойством, что в их демократический процесс могут вмешаться.

Мы с партнерами и союзниками тоже испытываем беспокойство. Что касается риска гибридной войны, это сложный вопрос еще и потому, что, если мы говорим об обычном или ядерном вооружении, то можем описать, чем мы занимаемся, и измерить его. Мы знаем, что кому принадлежит и откуда происходит, как ограничить вооружение или заключить договор о разоружении. Мы все это знаем, но, в случае риска гибридной войны, вмешательства в демократию – неважно, кто это делает, это может делать правительство или какая-нибудь крупная корпорация – тогда мы даже не можем описать этот риск. Что мы можем сделать, так это оповестить наших граждан о том, что такие риски существуют, и открыто говорить о них. Я вообще считаю, что значительная часть современных проблем не имеет быстрых и простых решений, но если мы открыто говорим о них, то уже это помогает частично решить проблему".

И снова Россия, раскол в обществе

"Ни в коем случае нельзя говорить, что все живущие здесь люди, которые говорят на каком-то другом языке, думают как-то иначе. Я очень часто защищала в международной прессе наших иноязычных жителей и говорила, что язык – это не показатель менталитета человека. На очень чистом эстонском языке мы можем услышать, например, мнение, что Башар Асад не такой уж плохой. Я не разделяю эти мысли. В то же время, мы можем услышать выраженные на русском языке точки зрения, которые, мне очень нравятся. Например, мне понравилось, как в Ласнамяэ, на конференции TEDx (Тэдекс) русская молодежь говорила о своей жизни в Эстонии, и один археолог-любитель рассказывал, что, когда что-то находишь, очень важно всегда приглашать Департамент по охране памятников истории. Потому что иначе мы не сможем ничего узнать об археологии Эстонии – если мы перевернем место находки вверх дном, а письменных свидетельств об этой эпохе нет, то свидетельства пропадут навсегда. Очень многие жители Эстонии, независимо от того, на каком языке они говорят дома, думают так же, как и я, или думают иначе, но им нравятся демократические ценности. А некоторые думают, что им эти ценности не нравятся. И то, какой у человека домашний язык или культурный фон, не имеет к этому никакого отношения.

Среди приехавших сюда из Западной Европы людей находятся те, кому не нравится политика их родной страны, а экономическая политика нашей страны может нравиться им больше. И мы не можем предсказать их менталитет по языковой принадлежности. Можем ли мы сказать, что существует немецкий, французский, эстонский, русский менталитет? Не можем. Такие обобщения никогда не работают. Но, в то же время, разве мы можем быть уверены, что на демократические процессы в нашей стране не пытаются влиять? В том числе, усиливая в эстонцах или в иноязычных жителях Эстонии веру в то, что именно язык определяет мировоззрение человека? Я возражаю против этого утверждения всякий раз, когда мне задают этот вопрос. И, поверьте мне, его задают довольно часто.

Я очень часто защищала наших иноязычных жителей и говорила, что они тоже любят демократическую свободную Европу, они тоже ценят те права, что дает им такая Европа, в том числе, право жить и работать за рубежом, свободно высказывать свои мысли, писать в свободной прессе. Они тоже ценят это и видят, что, к сожалению – и мне очень жаль, что это так – в той стране, где их родной язык является государственным языком, эти свободы зачастую отсутствуют. Мне действительно очень жаль, что это так. И 26 лет назад, когда Эстония восстановила независимость, мы думали, что все мы встанем на этот демократический путь. Очень жаль, что этого не случилось. Разумеется, это плохо влияет и на российскую экономику, потому что ситуация, которая там сейчас сложилась из-за санкций, означает, что Россия оказалась в стороне от технологического развития, отрезана от участия в программах Евросоюза по развитию науки, в которых, например, Грузия сейчас может участвовать. Если бы не случилось всех этих плохих событий 2008 и 2014 года, я уверена, что в России сейчас был бы упрощенный визовый режим с Евросоюзом, и мы всерьез говорили бы о том, как вовлечь Россию в европейские программы финансирования науки. Я в этом совершенно уверена".

Упрощение визового режима с Россией в случае поражения Путина на выборах

Нет. Мы могли бы поговорить об этих вещах через несколько лет после того, как Россия восстановит доверие других государств, уйдет из Крыма, уйдет из Украины, уйдет с оккупированных территорий Грузии. Тогда, через некоторое время, эти вопросы снова можно будет поднять в том виде, в котором они уже поднимались до всех этих событий. Простая смена руководства – не то, о чем мы говорим. Проблема не в том, что президент России – Владимир Путин. Для западных стран проблема состоит в оккупации Крыма.

Нарва и главное заблуждение жителей региона

"В Нарве начался процесс, который я называю «Каламая идет в Нарву». Жители Нарвы осознали себя сообществом, и жители Таллинна хотят помочь жителям Нарвы функционировать в качестве сообщества, точно так же, как функционируют все жители Эстонии, совершенно независимо от того, где находится тот или иной город или на каком языке говорят его жители. В чем они нуждаются? Они нуждаются в том, чтобы местное самоуправление было прозрачным, принимало решения открыто и честно, что создаст в этом городе хорошую среду для предпринимательства, чтобы местное самоуправление поддерживало активность граждан и давало гражданам делать то, что они коллективно хотят и считают нужным. Мы знаем, что в остальной Эстонии это общественное движение набрало силу уже достаточно давно. Теперь я вижу, что Каламая идет и в Нарву, и меня это очень радует.

В Нарве и Ида-Вирумаа не самые низкие зарплаты в Эстонии. В этом и состоит проблема. Жители Нарвы считают, что это так, но это не так. И подобные стереотипы в Нарве и по поводу Нарвы мы встречаем каждый день. Все эстонские политики защищают нарвитян, когда им задают вопрос: «Is Narva next»? Мы все говорим, что этот вопрос не имеет под собой основания.

Подозреваю, что корень большинства проблем Нарвы – в низком качестве управления городом. Я думаю, что если управление Нарвой наладится, то и с Нарвой все будет в порядке. И я верю, что так и произойдет, ведь я вижу гражданское движение, которое именно сейчас начало там развиваться.

Я обещала, что, когда Vaba Lava достроит свое здание, я перееду со всем своим кабинетом в Нарву на один месяц, чтобы показать, что эстонское общество ценит Нарву. Я сама очень люблю Нарву. Отец моего сводного брата вырос в Нарве, и у меня не было более увлекательных городских экскурсий, чем прогулки с ним в рабочем квартале или там, где жили инженеры – я знаю, в каком именно доме жили инженеры Кренгольмской мануфактуры – в квартале Кренгольм, на берегу моря в Нарва-Йыэсуу. Мне очень нравится этот город, и я много раз в нем бывала, так как пару лет работала в Eesti Energia. Мне всегда приятно посещать Нарвский колледж. И было очень грустно, когда я хотела принять участие в Нарвском энергетическом забеге, но, к сожалению, на это время выпал визит президента Финляндии. Надеюсь, что я, наконец, попаду на этот забег в следующем году. Нарва – хороший эстонский город".

Intervjuu leiab ERRi lehelt.